Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

а?, А че это вы тут делаете

Сова прилетела



§3. Ночные птицы (сова, филин, сыч)

"...Особую группу текстов и поверий составляют те, в которых брачная женская символика совы вступает в сочетание с темой ее одиночества (ср. мотивы разлуки совы с братом, изоляции ее среди других птиц), часто дополняемой негативной оценкой этой птицы. В этом случае мотив одиночества выступает применительно к сове как признак безбрачия. В славянской традиции (как, впрочем, и у некоторых других народов) сова нередко является символом женщины безбрачной (вдовы, старой девы) или распутной (неверной жены, гулящей девицы). У русских сова связывается прежде всего со вдовой. «Совушка — вдовушка бедокурная» — гласит народная поговорка (Даль ПРН: 925). Образ совы прибутствует в свадебном величании вдовы: «Не сова ли жито мелет, / Да воробей-от подсыпает» (Архангельская обл., Нарьян-Марский р-н, Вел. Виска, Колп.ЛРС: 197). В шуточных песнях о выходе совы замуж к ней обращаются как ко вдове: «Сова ль моя совушка, сова моя вдовушка» (Калужская губ., Медынский у., Зел.ОРАГО 2: 581-582); «Сава, соука, / Маладая удоука, / Сядзіць на павеці, / Люба паглядзеці» (Гомельский р-н, Старые Дятловичи, ДзФ: 405). Вдовство (смерть мужа или жены) предвещает в Гомельской обл. крик совы, передаваемый возгласом: «Астань сама! Астань сама!». Крик этот адресован супругам: «хто з мужыком, дак штоб асталась сама» (Добрушскийр-н, Дубровка, зап. автора). В рукописном народном соннике сова, увиденная во сне, предвещает одинокую жизнь (переписано автором у М. Я. Черной, жительницы с. Пески Речицкие Ратновского р-на Волынской обл.).
На юге России считают, что крик совы сулит рождение внебрачного ребенка у вдовы или девушки (Смоленская губ.?). Такое же значение приписывается и словам подблюдной песни: «А сидит сова пирид сопухым» (Добр.ЗНЯ: 91). В гомельском Полесье говорят: «Як сава крычыть — байстручка [внебрачного ребенка] деука радить. Кались у нас сава кричала, як дитя, — деука радила* (Гомельский р-н, Грабовка, Бадал.Терн.СС: 142). Там же существует и бранное выражение сава смйленая, обращенное к родившей до брака девушке: «Ты сава смаленая!». Часто так предостерегают девушек: «Буде тебе сава смалена — быструка принесет, нагуляет ребёнка» (там же). У белорусов (?) Виленской губ. крик совы, напоминающий плач младенца, тоже предвещает внебрачные роды для девушки (Kolb.DW 53: 386). Аналогично толкуют крик совы литовцы Ковенской губ. (Шавельскийу., Янул.ЛСП: 151) и латыши Видземе (Витебскаягуб., р-нРезекне, U1.LIP: 274). У южных славян в районе Дубровника аналогичная примета связана с криком сыча: его крик расценивается как указание на то, что в селе имеется беременная девушка или женщина, забеременевшая от внебрачной связи (Груда, Ђор.ПВП 2: 44). Теме девичьей беременности посвящена польская песня о сове-вещунье: «Sowka po boru lata, / Kasia z Jasiem gada. / „Nie gadaj Kasiu z Jasiem, / B^dziesz miala sokola“. / „Cói ci sówko do tego, / Do sokola mojego, / Mam ze ja rody dosyc, / B?d? sokola nosic“. / Sówka po boru huka, / Kasia pias- tunki szuka. / „Prawd^s mówila sówko, / Napisz? twoje slówko, / Na maluskiej karteczce, / Na pamiatke dzieweczce“» [«Совушка по бору летает, Кася с Ясем болтает. „Не болтай, Кася, с Ясем, будет у тебя сокол“. „Что тебе, совушка, до того, до сокола моего, хватит с меня советов, буду вынашивать сокола“. Совушка в бору ухает, Кася няньку ищет. „Правду ты сказала, совушка, запишу твое словечко на маленьком листочке на память девушке“»] (Серадзское воев., Gol.LP: 151, Pi^t.OLZS: 421-422)...

...Символика птиц семейства совиных раскрывается на материале лексики, поверий и фольклорных текстов разного характера. Анализ этого материала выявляет целый набор различных элементов — семантических признаков и мотивов, образов, персонажей, субъектных и объектных ролей, функций, оценок и т.п., которые повторяются в разных жанрах и в разных традициях, нередко вступая между собой в самые разнообразные и неожиданные комбинации, как в калейдоскопе. К такого рода характеристикам, выступающим то применительно к сове, филину или сычу, то к другим персонажам, можно отнести следующие: смерть (предвестье смерти человека или вдовства как смерти одного из супругов в крике этих птиц; мертвое состояние совы в течение дня; воплощение в совах души умершего; кладбище как место обитания филина и сыча; смерть брата филина, смерть Кука в легендах), роды (рождение ребенка, приплод поросят, внебрачные роды в приметах и подблюдной песне), ночь (ночной образ жизни сов, ночной испуг детей как объект лечения), одиночество (одинокая жизнь как истолкование сна о сове; безбрачный статус вдовы и девушки в поверьях, приметах и песнях, образ самой совы как вдовы; разлука сестры-совы с братом-филином, безответное окликание брата-филина, птицы Кука в легендах; изгнание совы из птичьего социума в наказание за различные проступки; в примете — одинокая гора как место, откуда слышен весной крик сыча), любовно-брачная тема (сова-невеста в шуточных песнях, в свадебных песнях перед брачной ночью и «сова» — пародийная невеста в свадебном обряде; сова как предвестье сватовства в толковании сна; свадьба как место действия в легендах, песнях и ритуале; внебрачная любовная связь девушки или вдовы в приметах и поверьях; прелюбодеяние жены в анекдотах), собрание птиц (суд над птицами, птичьи выборы, птичья свадьба), пожирание птиц (в легендах — применительно к сове как заслуженная ею награда, пожирание ее птенцов ястребом, пожирание птиц Куком), невыполненное обещание (принести воду матери, принести живую воду Богу, вернуть перья птицам), подземная сфера (сова как хранительница кладов в поверьях; ушедший в землю кротом сын отца-филина в легенде), вода (отправление за водой для матери, за живой водой для Бога в легендах; предвестье полой воды в крике совы и филина), возвышенное положение (ангел, царь птиц, губернатор), плач (подобный плачу крик сов, плач младенца в жатвенной песне, ночной плач испуганного ребенка), задница — гениталии (сообщение совы о боярыне с оголенной задницей в Древнерусском сказании о птицах; задница сыча как кушанье, приготовленное женой для мужа в магических целях; задница совы и vulva как сова между ног в загадках; сова, вцепившаяся в гениталии, в анекдоте).
Из персонажей, наиболее часто фигурирующих в этом комплексе представлений, следует выделить ребенка (предвестье рождения ребенка, ребенка-байструка в криках сов; души некрещеных детей в виде сов или филинов; детский плач, воспроизводимый в крике совы; плачущий младенец у жниц в жатвенной песне; ребенок как объект пугания филином-букой, как объект лечения от испуга; дети, ставшие совой и филином в результате материнского проклятия, в легендах), нечистую силу (дьявольское происхождение совы, сова как воплощение черта, дружба и общение сыча с чертом, ведьмы, принимающие облик сов и филинов и т. п.), воробья (поедание воробьев совой в легенде; воробьи, нападающие на сову, в поговорке; воробей как жених совы в шуточных песнях, как ее напарник в свадебных песнях и т. д.).
Особо следует отметить еще один птичий персонаж — кукушку. В целом символика птиц семейства совиных объединяет всех трех птиц — сову, филина и сыча. Исключение составляет женская и любовно-брачная символика, характерная лишь для совы. Именно этот образ совы как вдовы, одинокой, безбрачной женщины обнаруживает глубокое родство с образом кукушки. В легендах и поверьях кукушка тоже как правило одинока, у нее нет пары, она безутешно зовет погибшего мужа или брата и голос ее воспринимается как плач. Как и сова, она изгнанница и вынуждена скрываться от птиц, которые преследуют и бьют ее. С кукушкой сову сближают и некоторые сходные названия (ср. болг. кукумявка 'сова’ и кукувица 'кукушка’, а также кукувейка 'сова’ и 'кукушка’, Геров 2: 429) и имитация их крика (ср. например крик совы «ку-гу!»). Не случайно поэтому и появление кукушки в кругу представлений, связанных с совами: то как сестры филина в болгарских легендах, то как вестницы смерти Кука в полесских легендах. Близостью совы и кукушки объясняется и сходство примет о весеннем крике сыча у сербов и первом куковании кукушки в Полесье."

Интересна также тема сравнения совы с мельницей в народных загадках и тема связи сов с нечистой силой. Как известно в старину часто молодыми назначались свидания на заброшенных мельницах. Гений Вени Д'ркина проявил на свет вот такое произведение:


О совах полностью (С. 568-586)

Источник: Гура А. Символика животных в славянской народной традиции. Глава 3. Птицы. §3. Ночные птицы (сова, филин, сыч)
С. 568-586
Задумалсо... смотрит в пол

Чирикать, или поститься?

Странная накладка - только начал осваивать блогосферу, а тут такое... Ддос атаки какие-то, ночные расстрелы... Недавно, решая для себя что лучше, социальные сети, интернет-дневники, твиттер, свой сайт,  буквально боковым зрением, выхватил из Инета перевод - твит это чирикнуть. Усмехнулся - сколько чирикающих в блогосфере развелось, это не поститься в ЖЖшке, пространно делясь своими мыслями, становясь частичкой гражданского общества. С выбором определился, дневники завел, сразу два, на разных территориях. Ан нет - не помогло, мешают, стреляют из пушки по воробьям, такие вот человеческие страсти... 
Выплыло из детства - иногда мастерил скворечники и развешивал их на деревьях в дедовом саду. Самый первый приладил низко, когда птенцы стали показываться из летка, кошка забралась по стволу дерева и всех их выцепила из гнезда.  Стал прибивать скворечники на длинную жердь - у скворчиной семьи врагов стало гораздо меньше... Первыми всегда появлялись самцы. Делово осмотрев жильё, оттеснив слегка конкурентов, самец начинал самозабвенно выдавать призывные трели, раздувая грудь, помогая себе дрожанием крыльев. Самочки же оценивали старания, зачастую устраивая между собой разборки, и одна из них становилась парой солисту. Мне казалось, они оставались вместе навсегда и прилетали на следующий год опять... а может это прилетали уже их дети...  Я мог часами слушать эти трели, занимаясь чем-то своим, и подмечая новые коленца или ходы в этих мелодиях. Но иногда мелодия резко прерывалась и раздавался пацанячий свист - это меня друзья вызывали на улицу. Однажды я, услышав свист, выскочил на крыльцо и не обнаружил никого, лишь скворец сидел на своей жердочке перед летком и, наклонив голову, кося на меня одним глазом, продолжал свои мелодии. Меня он не боялся, даже, казалось, посмеивался надо мной. Потом это повторялось часто, но я не обижался на скворца - ведь он наверное от скуки играл со мной, пока самка была на яйцах.  В саду скворцы были хозяевами, делово прогуливались между грядок, выискивая что-то, склевывали живность с коры и листьев деревьев, могли выкорчевать душистый саженец помидора и утащить себе в скворечник - это тебе не просто дезодорант-освежитель воздуха, а еще и антисептик, и лекарство. В саду было много и других птах, мелких и совершенно бесполезных - они беззаботно скакали по веткам и бездумно чирикали и гадили, чирикали и гадили... Однажды ко мне пришел друг, я дал ему воздушку скоротать время, пока пришлось разбирать рыболовные снасти. Когда выскочил с удочками - под деревом лежали три убитых скворца - вся семья сразу, друг дебильно щерился беззубой улыбкой... По жизни больше скворечников не делал, друзей таких больше не заводил, маленькие садовые птички больше раздражают, чем радуют - твит чирикают и гадят, чирикают и гадят... прямо в мозг...
Похоже, ЖЖшный скворечник тоже подвергся расстрелу... беззубым хулиганом...