Category: дети

а?, А че это вы тут делаете

Сова прилетела



§3. Ночные птицы (сова, филин, сыч)

"...Особую группу текстов и поверий составляют те, в которых брачная женская символика совы вступает в сочетание с темой ее одиночества (ср. мотивы разлуки совы с братом, изоляции ее среди других птиц), часто дополняемой негативной оценкой этой птицы. В этом случае мотив одиночества выступает применительно к сове как признак безбрачия. В славянской традиции (как, впрочем, и у некоторых других народов) сова нередко является символом женщины безбрачной (вдовы, старой девы) или распутной (неверной жены, гулящей девицы). У русских сова связывается прежде всего со вдовой. «Совушка — вдовушка бедокурная» — гласит народная поговорка (Даль ПРН: 925). Образ совы прибутствует в свадебном величании вдовы: «Не сова ли жито мелет, / Да воробей-от подсыпает» (Архангельская обл., Нарьян-Марский р-н, Вел. Виска, Колп.ЛРС: 197). В шуточных песнях о выходе совы замуж к ней обращаются как ко вдове: «Сова ль моя совушка, сова моя вдовушка» (Калужская губ., Медынский у., Зел.ОРАГО 2: 581-582); «Сава, соука, / Маладая удоука, / Сядзіць на павеці, / Люба паглядзеці» (Гомельский р-н, Старые Дятловичи, ДзФ: 405). Вдовство (смерть мужа или жены) предвещает в Гомельской обл. крик совы, передаваемый возгласом: «Астань сама! Астань сама!». Крик этот адресован супругам: «хто з мужыком, дак штоб асталась сама» (Добрушскийр-н, Дубровка, зап. автора). В рукописном народном соннике сова, увиденная во сне, предвещает одинокую жизнь (переписано автором у М. Я. Черной, жительницы с. Пески Речицкие Ратновского р-на Волынской обл.).
На юге России считают, что крик совы сулит рождение внебрачного ребенка у вдовы или девушки (Смоленская губ.?). Такое же значение приписывается и словам подблюдной песни: «А сидит сова пирид сопухым» (Добр.ЗНЯ: 91). В гомельском Полесье говорят: «Як сава крычыть — байстручка [внебрачного ребенка] деука радить. Кались у нас сава кричала, як дитя, — деука радила* (Гомельский р-н, Грабовка, Бадал.Терн.СС: 142). Там же существует и бранное выражение сава смйленая, обращенное к родившей до брака девушке: «Ты сава смаленая!». Часто так предостерегают девушек: «Буде тебе сава смалена — быструка принесет, нагуляет ребёнка» (там же). У белорусов (?) Виленской губ. крик совы, напоминающий плач младенца, тоже предвещает внебрачные роды для девушки (Kolb.DW 53: 386). Аналогично толкуют крик совы литовцы Ковенской губ. (Шавельскийу., Янул.ЛСП: 151) и латыши Видземе (Витебскаягуб., р-нРезекне, U1.LIP: 274). У южных славян в районе Дубровника аналогичная примета связана с криком сыча: его крик расценивается как указание на то, что в селе имеется беременная девушка или женщина, забеременевшая от внебрачной связи (Груда, Ђор.ПВП 2: 44). Теме девичьей беременности посвящена польская песня о сове-вещунье: «Sowka po boru lata, / Kasia z Jasiem gada. / „Nie gadaj Kasiu z Jasiem, / B^dziesz miala sokola“. / „Cói ci sówko do tego, / Do sokola mojego, / Mam ze ja rody dosyc, / B?d? sokola nosic“. / Sówka po boru huka, / Kasia pias- tunki szuka. / „Prawd^s mówila sówko, / Napisz? twoje slówko, / Na maluskiej karteczce, / Na pamiatke dzieweczce“» [«Совушка по бору летает, Кася с Ясем болтает. „Не болтай, Кася, с Ясем, будет у тебя сокол“. „Что тебе, совушка, до того, до сокола моего, хватит с меня советов, буду вынашивать сокола“. Совушка в бору ухает, Кася няньку ищет. „Правду ты сказала, совушка, запишу твое словечко на маленьком листочке на память девушке“»] (Серадзское воев., Gol.LP: 151, Pi^t.OLZS: 421-422)...

...Символика птиц семейства совиных раскрывается на материале лексики, поверий и фольклорных текстов разного характера. Анализ этого материала выявляет целый набор различных элементов — семантических признаков и мотивов, образов, персонажей, субъектных и объектных ролей, функций, оценок и т.п., которые повторяются в разных жанрах и в разных традициях, нередко вступая между собой в самые разнообразные и неожиданные комбинации, как в калейдоскопе. К такого рода характеристикам, выступающим то применительно к сове, филину или сычу, то к другим персонажам, можно отнести следующие: смерть (предвестье смерти человека или вдовства как смерти одного из супругов в крике этих птиц; мертвое состояние совы в течение дня; воплощение в совах души умершего; кладбище как место обитания филина и сыча; смерть брата филина, смерть Кука в легендах), роды (рождение ребенка, приплод поросят, внебрачные роды в приметах и подблюдной песне), ночь (ночной образ жизни сов, ночной испуг детей как объект лечения), одиночество (одинокая жизнь как истолкование сна о сове; безбрачный статус вдовы и девушки в поверьях, приметах и песнях, образ самой совы как вдовы; разлука сестры-совы с братом-филином, безответное окликание брата-филина, птицы Кука в легендах; изгнание совы из птичьего социума в наказание за различные проступки; в примете — одинокая гора как место, откуда слышен весной крик сыча), любовно-брачная тема (сова-невеста в шуточных песнях, в свадебных песнях перед брачной ночью и «сова» — пародийная невеста в свадебном обряде; сова как предвестье сватовства в толковании сна; свадьба как место действия в легендах, песнях и ритуале; внебрачная любовная связь девушки или вдовы в приметах и поверьях; прелюбодеяние жены в анекдотах), собрание птиц (суд над птицами, птичьи выборы, птичья свадьба), пожирание птиц (в легендах — применительно к сове как заслуженная ею награда, пожирание ее птенцов ястребом, пожирание птиц Куком), невыполненное обещание (принести воду матери, принести живую воду Богу, вернуть перья птицам), подземная сфера (сова как хранительница кладов в поверьях; ушедший в землю кротом сын отца-филина в легенде), вода (отправление за водой для матери, за живой водой для Бога в легендах; предвестье полой воды в крике совы и филина), возвышенное положение (ангел, царь птиц, губернатор), плач (подобный плачу крик сов, плач младенца в жатвенной песне, ночной плач испуганного ребенка), задница — гениталии (сообщение совы о боярыне с оголенной задницей в Древнерусском сказании о птицах; задница сыча как кушанье, приготовленное женой для мужа в магических целях; задница совы и vulva как сова между ног в загадках; сова, вцепившаяся в гениталии, в анекдоте).
Из персонажей, наиболее часто фигурирующих в этом комплексе представлений, следует выделить ребенка (предвестье рождения ребенка, ребенка-байструка в криках сов; души некрещеных детей в виде сов или филинов; детский плач, воспроизводимый в крике совы; плачущий младенец у жниц в жатвенной песне; ребенок как объект пугания филином-букой, как объект лечения от испуга; дети, ставшие совой и филином в результате материнского проклятия, в легендах), нечистую силу (дьявольское происхождение совы, сова как воплощение черта, дружба и общение сыча с чертом, ведьмы, принимающие облик сов и филинов и т. п.), воробья (поедание воробьев совой в легенде; воробьи, нападающие на сову, в поговорке; воробей как жених совы в шуточных песнях, как ее напарник в свадебных песнях и т. д.).
Особо следует отметить еще один птичий персонаж — кукушку. В целом символика птиц семейства совиных объединяет всех трех птиц — сову, филина и сыча. Исключение составляет женская и любовно-брачная символика, характерная лишь для совы. Именно этот образ совы как вдовы, одинокой, безбрачной женщины обнаруживает глубокое родство с образом кукушки. В легендах и поверьях кукушка тоже как правило одинока, у нее нет пары, она безутешно зовет погибшего мужа или брата и голос ее воспринимается как плач. Как и сова, она изгнанница и вынуждена скрываться от птиц, которые преследуют и бьют ее. С кукушкой сову сближают и некоторые сходные названия (ср. болг. кукумявка 'сова’ и кукувица 'кукушка’, а также кукувейка 'сова’ и 'кукушка’, Геров 2: 429) и имитация их крика (ср. например крик совы «ку-гу!»). Не случайно поэтому и появление кукушки в кругу представлений, связанных с совами: то как сестры филина в болгарских легендах, то как вестницы смерти Кука в полесских легендах. Близостью совы и кукушки объясняется и сходство примет о весеннем крике сыча у сербов и первом куковании кукушки в Полесье."

Интересна также тема сравнения совы с мельницей в народных загадках и тема связи сов с нечистой силой. Как известно в старину часто молодыми назначались свидания на заброшенных мельницах. Гений Вени Д'ркина проявил на свет вот такое произведение:


О совах полностью (С. 568-586)

Источник: Гура А. Символика животных в славянской народной традиции. Глава 3. Птицы. §3. Ночные птицы (сова, филин, сыч)
С. 568-586
а?, А че это вы тут делаете

Тае Зори

С творчеством Вени Д'ркина я познакомился случайно в 2012-м году. Подбирал в Сети что-либо, связанное с Днем Победы для своего поста и, вдуг, как откровение, слух резанула авторская песня, которая пронзительно напомнила мне о смерти двоюродного брата в 2007-м, в Ингушетии. Автором был Саша Литвинов (псевдоним Веня Д'ркин). С той поры я много переслушал его песен. А в позавчерашнем посте, даже пообещал рассказать своему читателю о чем же произведение Тае Зори. Тем более, что в сети не было цельной записи Тае Зори, так одни фрагменты, собиравшиеся его друзьями по крупицам. Решено, mp3 файлы из Тае Зори у меня давно уже в компе, осталось залезть в Сеть нарыть его рисунков к этой теме, и свести все в простой программулине - "Пиннакл студии", в файл avi. После непродолжительных поисков, обнаружился отличный ресурс в котором был и полный текст Тае Зори, и Венины рисунки к этой теме. В процессе работы все отчетливее становилось понятным, что Веня не успевал закончить это произведение, поскольку у этой истории не было конца, не было развязки, но гений Саши Литвинова предвидел все это - все эти страшные корчи, накроющие Украину. Все эти смерти, множащиеся нескончаемым потоком на его Родине - Донбассе. Жуть и оторопь взяла меня когда прослушал то что свел в 36-ти минутный ролик. Текст убрал под кат, для удобства, но некоторые цитаты все же выложу:
Знаешь белые тени в полдень -
Это видимо кто-то палит
Те костры что пламенем черным
Их горячие руки студит...
Ведь это о будущих событиях майдана!

В исповедях Веснопляса есть фрагменты, где в замедленной записи звучит, как бы загробный голос. Это Венин голос. Голос - пророчество, аж до жути:

Вернулся с неба

Принес гостинцы
Вот это - людям
А это - детям

А это - птицам
А это - видишь
Себе обновку
На небе справил...

Плету корзинки

Конверты клею
И умираю
И не умею…

Он, действительно вернулся в своем творчестве и пророчестве. И в неуёмной жажде жизни: "И умираю И не умею..."

Collapse )




Что Веня работал постоянно над этим произведением в течение нескольких лет, говорят не только рисунки к этой теме, датируемые с 1992 года, но и последние песни. Думаю, песня "День Победы", записанная за год до смерти Вени, тоже должна была войти в цикл Тае Зори. Жаль, не успел, не пожил...

Задумайся Украина над его словами!
...День Победы - он не низок и не высок
День Победы - он не близок и не далек,
Как потухшим костром догорел паренек,
Значит он победил, и какой ему прок
От расстановки тактических сил...
Он уже всех простил, он уже все забыл...
По дороге домой он собой прокормил
по дороге домой
Мы ему помогли, чем могли -
Поклон до земли...
а?, А че это вы тут делаете

Манок на Маночи

В предыдущем посте, среди георгиевских кавалеров войны 1914-1918 гг есть аж три Маноцковых. Павел, Андрей и Леон. Обратите внимание - все пишутся как Маноцковы, Манацковых нет ни одного. Фамилия чисто казачья, топонимическая, происходит от названия местности - Манок на Маночи (ныне станица Манычская). Дед говорил что после революции такую фамилию преследовали - дворянство, беляки - контра короче. Многие после революции поменяли во втором случае "о" на "а". Дед сохранил фамилию в первозданном виде и выжил. Мало того, стал кавалером Ордена Ленина. Но чего это ему стоило - он платил молчанием.
Мать рассказывала что он однажды проговорился: "Мы, дети, спрятались втроем под кроватью и ждали пока мать уйдет из комнаты, чтобы попробовать приготовленных ею бобышек" (так называлось сдобное кушанье на церковный праздник - нарезанная кубиками сдоба с маком, пропитывавшаяся церковным вином). Моя мама, на правах невестки, спросила: "А почему втроем? Ведь вас только двое было детей - ты, Иван, да сестра твоя Прасковья?" Дед ничего не ответил. Но мы то знаем, что у бабушки Прасковьи Маноцковой (в замужестве за последним атаманом станицы Аксайской - Байгушевой) сын был назван Андреем, в честь некоего Андриана. Это и был третий ребенок в семье. Он загинул для нас бесследно. Больше мы о нем никогда не слышали. На всякий случай наградная выписка:
Маноцков Андрей - Георгиевский крест 4 степени 45955 [1915-1917]
В шестидесятые, правда, был запрос из-за границы о поиске родственников по фамилии Маноцков в нашей станице Аксайской. Отца тягали в КГБ. Но так ничего и не прояснилось...
P.S. Да, кстати, первым по списку награжденных был Леон Маноцков. Почему такие имена у них - Леон, Адриан, Павел? Леон, думаю, понятно, в честь Льва Давидовича Маноцкова, походного атамана, уведшего с Дона во времена церковного раскола четыре тысячи семей казаков-староверов на реку Аграхань, строить новую белую Русь. Адриан, тоже понятно - предков казаков крестил Андрей Первозванный, а не князь "Красное солнышко", Владимир. Ну и Павел, само собой - первоапостол.